† Извечный карнавал добра и зла... †

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » † Извечный карнавал добра и зла... † » Фанфики » До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора


До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название: До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора
Автор: Люцифер (я определенно)
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: Смерть главного героя минифика! AU, ООС, под конец потянуло на ангст!
От автора: Была идея... достаточо жестоко меня на этой идее глючило...
Дисклеймер: Права на персонажей и оригинальную мангу принадлежат Акино Мацури, помешательство и графоманство - моё, идея... совместная с тем, кто знает))

   До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора

В одном магазинчике по продаже животных, Лондон:

- Я доберусь до Вас! Скотленд Ярд найдет доказательства Вашей вины!
-Да, конечно, детектив Тоблем. Заходите еще. И в следующий раз всё же решите, что Вы бы хотели приобрести в нашем магазинчике. – резная китайская дверь с легким стуком закрывается, прежде чем мужчина – полный, усатый, с прилившей к голове кровью, а от этого красным лицом, успевает еще что-то гневно выкрикнуть в лицо худому, невысокому, изящному китайцу с кукольно-бледным молодым личиком.
-Опять одно и то же. Несносные люди... – вздыхает китаец, опускаясь на кресло у стола и устало опуская руку, вокруг которой тут же обвивается красивая, черная, с огромным капюшоном очковая кобра. Молодой (или нет?) человек улыбается ей, немного прикрывая глаза.

***

Эта вечная ухмылка... вечное лицо, по которому просто нереально прочитать возраст... неменяющееся выражение глаз, неизменная циничность на глубине их. Улыбка знающего о вечности, на тонких, крашеных губках. Одно и то же... что в двадцать лет, что в сорок, что в шестьдесят... Вот и на свое семидесятилетие подошел к зеркалу, а из него усмехается то же личико, что и десятилетие назад, на прошлый юбилей, который он не праздновал. А что поделать – кто будет праздновать в тот день, когда твоего сына застрелил друг твоего внука? И почему у него так часто пропадают юбилеи? Слишком часто...
Софу Ди вздохнул и отошел от зеркала, оправляя рукава длинного чеонгсама с райскими птицами, вышитыми золотом на синем, переливающемся шелке.
-Ну и как я вам? – вздохнул ками, оглядывая «людей» собравшихся в магазине. Парень, с длинной косой, в вызывающей одежде и наглой усмешкой на губах, одобрительно кивнул, девочка с кудрявыми светлыми волосами и в платье обильно изукрашенном рюшечками и воланами, захлопала в ладошки, нелюдимый юноша с штанах туречкого стиля и короткой жилетке на голое тело, с выделяющимися бараньими рожками на голове, неопределенно хмыкнул.
-Прекрасно, в общем. – улыбнулся софу, доставая из серванта праздничный сервиз, который доставал только на юбилеи. Немудрено – до шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора, назначение половины из которых одному ками только было известно. Сам сервиз собой представлял уже прекрасную декорацию – каждая чашечка изукрашена такими чудными узорами, кажется что фениксов на ней рисовали с натуры, но нет, не было этого, ведь посуда хоть и древняя, но созданная людьми... а они фениксов практически и не видят на своем веку. Только софу разложил по прибору для каждого гостя, только наполнил их угощеньем, а чашки душистым улуном, как в дверь позвонили.
-Вы ждете кого-то? – спросил вольготно расположившийся на кровати Тенко, поднимая взгляд и беззастенчиво беря чашку.
-Нет... – вздохнул софу, и понимая, что отвертеться ему не удастся, подошел к двери открывая её. Мгновенно лицо его покинула та маска, которой сегодня исполнялось семьдесят лет.
-Здравствуй, отец... – ведь на пороге стоял его сын, его Ди (старший, второй по очередности) , собственной персоной.
Глаза софу медленно округлились. Он не ждал, не думал, гадать не смел, не смел даже предполагать, что его сын выживет... он боялся на это надеяться, потому что, до этого момента, доподлинно знал, что такое просто невозможно. Ведь уже явился и новый Ди, которому сейчас десять лет, который сейчас живет в магазинчике, учится у софу философии и мироощущению. А тут...
-Здравствуй, сын мой... – тихо произнес Ди Старший, разглядывая молодого человека, стоящего на пороге. Словно в отражение в зеркале глянулся – только волосы гораздо длиннее, да одежда другая. В остальном же – правда, черточка в черточку, улыбки одинаковые, лица двух близнецов... лишь глаза... Глаза разные, разные до безумства. Если у софу они золотые, холодного золотого цвета, пронизывающего света, знавшего мир, спокойные и вечностью дышащие, то у его сына они аметистового цвета, иногда становящегося темным как ночь фиолетовым. Глаза куда уж более живые, ехидные, более насмешливые, более дышащие не спокойной, застывшей, ничего не могущей, ненавистью, а ненавистью к роду людскому очень, слишком, страстной. Но в тоже время, гораздо чаще чем у отца, в этих фиолетовых глазах появляются и другие, куда более дружелюбные выражения. Вот как сейчас – радость от встречи, теплота, чуть лукавости, но ничего похожего на какое-то черное чувство. И невольно, смотря на сына, софу и сам улыбнулся гораздо более сердечно, казалось оттаял вечный лед взора его.
-Как ты выжил..? – хотел было спросить софу, но тут же отмахнулся от этого вопроса. –А впрочем, неважно... главное – ты жив, остальное – вторично, сын мой.
-Вот именно, отец. С юбилеем тебя! – воскликнул тот, влетая в магазинчик, пронесясь мимо отца. – Прекрасно выглядишь! Ничуть не меняешься! Чтоб всегда так было! – разулыбался он, любезными словами прося зверей освободить место на низком диванчике и для него тоже. Внезапно, когда взгляд его упал на сервиз, стоящий на столе, Ди Второй помрачнел, тонкие бровки его чуть сошлись к переносице.
-До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора... – прошептал он, совсем неслышно. Казалось каким-то непонятным холодом, предостережением, болью и страхом повеяло от этих слов. Тенко непонимающе посмотрел на молодого человека, Суи-о, сидящая на почетном месте, прикрыла губы веером и тихо засмеялась – она кажется единственная что-то поняла из этой фразы. И только софу собирался спросить что же, как в дверь позвонили...
«Ну и кто на этот раз?» - уже безнадежно задал вопрос себе Ди Старший, подходя и открывая. И тотчас же был сжат в чьих-то теплых сильных объятиях.
-Что Вы себе позво..?! – только начал было он, как осекся, подняв глаза. Ибо оказалось, что тотчас отпустивший его человек(?) был никем иным как Алексом. Губы софу несколько раз беззвучно приоткрылись, прошептав имя этого вампира. Видимо и это появление шокировало его не меньше – Алекс ведь умер, испив крови молодого ками – внука софу. При воспоминании о внуке сердце Старшего Ди болезненно сжалось. Такой ужас, кошмар, этого невинного, чистого, еще совсем наивного ребенка... нет, такого просто не должно было случиться. Когда Ди Третий исчез, решив скитаться по странам, его дед искренне считал, что так будет лучше, что он сможет избавиться от влияния этого человека – Леона. Но нет. Не судьба. Детектив нашел Ди очень быстро, и, что самое страшное, Ди был так рад этому, так признателен, что ужасно, он остался с детективом, позабыв про долг ками. Конечно, он за это заплатил. Стал отщепенцем, не могущим управлять магазином, отлученным от животных... и даже это не поколебало его уверенности.
Алекс тем временем уже зашел в лавку и воспользовавшись добродушностью зверей тоже опустился на диван. Софу, достав еще одну чашку, хотел было налить и ему чай, как его прервал вопрос сына, заданный неизвестно с чего.
-Отец, мы теперь будем жить как нормальная семья, да? – совершенно по-детски прозвучали эти слова, но... была в них та неизбывная просьба, от которой защемило сердце старого ками.
-Да, обязательно, сын мой... обещаю тебе, непременно так. – улыбнулся Ди Старший, кивнув головой и ставя чайничек. Только он хотел опуститься в кресло, как...
Новый звонок в дверь.
«Ди и его человек? Веска? Детектив Тоблем?» - уже гадал Софу, подходя к двери. Он не успел подойти, как дверь снесли с петель. С грохотом она упала, порхнули в разные стороны звери и птицы, лишь баран с тигриными лапами, да лис с диким количеством хвостов, обернулись к двери с явно недобрыми намерениями. Первый Ди недоуменно оглядывал вошедшую компанию людей, выломавших дверь и явно не собирающихся на этом останавливаться. Неожиданно один из них протянул руку и схватил молодого на вид китайца за воротник шелкового чеонгсама, немного приподнимая над землей и тряся как несчастную марионетку.
-Что ты продал нашему боссу, ублюдок китайский?! – заорал мужчина, особо сильно встряхивая Софу, а когда тот не ответил,  лишь усмехнулся «кто знает?», с усилием кинув ками на пол.
-Молчит... – констатировал факт один из мордоворотов, качая головой, а затем доставая револьвер. – Ну раз молчит, крыса... – дуло уставилось в грудь уже успевшему подняться ками. – Знаешь, зря ты не послушался детектива Тоблема и не прикрыл магазин. Зря ты вообще начал продавать своих зверей. И тем более зря ты продал нашему боссу ту кобру, парень. Наш босс, конечно, сам сумасшедший, что что-то купил у тебя, но, знаешь, китайский недоносок, я просто ненавижу таких как ты. Вечно улыбающихся, чистеньких, красивеньких «я знаю больше всех». Поэтому, я с удовольствием прикончу тебя. И плевать я хотел на свидетелей.
Софу знал, что последует. Он только не увидел, как приоткрылись губы его сына, шепча «не надо», как привстал со своего места Алекс, точно никуда не успеющий...
Вошедший усмехнулся, зло, беспощадно, чуть передвинул пистолет, так, чтобы дуло уставилось прямо в сердце... и нажал на курок.
«Человек... настоящий человек...» - успел подумать софу, как раздался выстрел. Ками пошатнулся, беспомошно взмахнув белыми ручками, как крыльями взмахнет невиданная птичка... одна из последних в своем роде, погубленная человеком. Отступил, не хотев отступать... упал, не хотев падать... услышал звон бьющейся посуды и из последних сил повернув голову, увидел черепки разбившегося чайничка.
-До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора... никому не нужного... старого фарфора... – прошептал софу, стремительно белеющими губами... Он не услышал крика «Отец!», восклика «Граф!», безудержно горького «Ди...»
Глаза его так и остановились на безумно самоироничном взгляде, остановившемся на белых черепках... на осколках до шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора.

0

2

Хны! Это жестоко, между прочим! Но очень красиво))))Ня!)))))

0

3

Ня)) Спасибо))

Сиера написал(а):

Хны! Это жестоко, между прочим!

А кто говорил, что будет не жестоко, а по-другому?

0


Вы здесь » † Извечный карнавал добра и зла... † » Фанфики » До шестидесяти предметов тончайшего китайского фарфора